Grawl
Брат слушает KoЯn, довольно громко (соседи привыкли). А Я решил сделать себе покушать — вожусь на кухне. Тут вижу хурму. Ору «ХУРМАААА!!!», хватаю и выхожу в комнату, чтобы, значит, продемонстрировать — как же надо правильно ненавидеть хурму и получать от этого психическую разрядку. А мне навстречу выходит сестра — любопытно ей, почему Я орал «хурма». И вот мы с Олей почти лицом к лицу, Я выставляю хурму на полусогнутую вытянутую руку, смотрю на хурму, и ору: «ААА!!! ХУРМАААА!!! Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ, ХУРМА, СЛЫШИШЬ МЕНЯАА?!?!?! ТЕБЕ ПИЗДЕЦ БЛЯТЬ, НЕНАВИЖУ!!!!». Оля пугается, Я возвращаюсь на кухню. Тут вижу: папа вышел — видать, услышал крик мой сквозь музон. Смотрит так внимательно, молчит. Я снова беру хурму, показываю её ему. Он подходит ко мне почти вплотную и говорит, громко так: «Чего орёшь?» Я в ступоре. Он уже уходит, но на выходе разворачивается в сторону Лёхи и с бешеным таким взглядом три раза его перекрещивает. И уходит. Лёша в ступоре.
Все в ступоре.